Евгений Петросян просто так интервью не даёт

Евгений Петросян просто так интервью не даёт

Евгений Петросян: У нас в стране вообще не уважают комиков. Это неблагодарная профессия, не дающая ничего, кроме радости творчества.
24.10.2010 08:43 МСК

Евгений Петросян просто так интервью не даёт. То есть даёт исключительно по расчету, когда хочет подкорректировать свой имидж, озвучить какую-то важную для него мысль, или даже, просто, изучить незнакомую аудиторию. Так должно было произойти и в нашем случае. Артист всего лишь собирался дать напутствие новому мэру Москвы и напомнить ему об отсутствии в центре города нормального концертного зала. Но раз уж мы встретились, пришлось Евгению Вагановичу ответить на несколько дополнительных вопросов Единого Российского портала.

- Президент недавно встречался с рок-музыкантами, премьер-министр с байкерами на «Харлее» катался, Вам не обидно, что политики не обращают внимания на аншлаговский теплоходик?

- Нет, не ощущаю обиды. Думаю, они очень занятые люди, у них наверняка нет времени. А с байкерами, видно, так случайно вышло. Но если бы меня руководство спросило, что нужно сделать в нашей области, я бы сказал, что нужно спасти и память о жанре, и сам жанр. Я выработал концепцию музея Юмора в Москве, на это нужны средства. Актёры же это единственные представители искусства, которое забывается. Во времени остаются архитекторы, живописцы, литераторы, все, кроме актёров. А вообще, такие встречи… Кто я такой, чтобы со мной встречаться? Что я могу попросить? Будто эти байкеры, что-то у него просили!

- Да, наверняка просили. Может, чтобы ГАИ пореже останавливала, или о снижении пошлин на импортные мотоциклы.

- Я каждый день проезжаю мимо развалин концертного зала «Россия», которые лежат, как после гитлеровской бомбёжки. Вот, проблема! Отсутствие в центре Москвы нормального концертного зала.

Когда прежний мэр задумал его сносить, мы пытались что-то сделать. За год до разрушения, ко мне на концерт пришла жена Путина, Людмила Александровна и я в перерыве сказал ей о концертном зале. Она сказала тогда: «Прежде чем ломать, надо что-то построить взамен». И гляжу, через некоторое время, Лужков теми же самыми словами говорит. И вроде притормозили разрушение. Но потом всё равно поломали, не посчитались.

- Вы знамениты уже несколько десятилетий. Наверняка, должны иметь связи в политических верхах ещё с советского времени?

- Я с начальством никогда не дружил. Я стоял на эстраде, они сидели в зале. Это бывало на правительственных концертах, но и на мои они тоже часто приходили. Кстати, в прежние времена правительство больше ходило на концерты и на спектакли. Даже, рассказывают, Сталин приезжал. Если артист им нравился, они приходили даже за кулисы, беседовать. В брежневские времена, это впрочем, постепенно сошло на нет. Личных контактов с высшими лицами государства у меня не было. На правительственные дачи для выступлений меня не приглашали. Но знаю, что меня любил Андропов. И когда он стал Генеральным и был концерт, посвящённый шестидесятилетию Советского Союза, то он попросил, чтобы я участвовал в том концерте. Тут же отменили мои сольные концерты в Ленинграде. Приезжай и всё. Мы были солдатами, и я приехал. О компенсациях тогда даже разговора не было.

- Меняются не только правительства. Еще и юмористические технологии устаревают. Как Вы обращаете на это внимание? Интуитивно улавливаете, или может, как бизнесмен просчитываете: сборы упали, надо что-то срочно менять?

- Мы меняемся не из-за денег, а из-за зрителя. И я, кстати, не бизнесмен. Я художественный руководитель, продюсерской работой не занимался никогда. И я вижу, что в последние годы меняется форма. Молодёжь сейчас не хочет слушать длинные произведения. Им нужны обрывки. Анекдот, короткая шутка. Уходим назад, к простейшим. Сейчас ведь молодым людям не обязательно читать «Евгения Онегина», можно в Интернете найти краткое резюме. Но человеческую судьбу через анекдоты не осмыслишь! Если в течение часа давать на эстраде только мелкие формы, в глазах же зарябит. Поэтому, думаю, что мода на дробность временная. Для того мы и хотим создать музей Юмора, чтобы молодые артисты знали свои корни, развивались, учились.

- А чему бы Вы могли обучить, например, ребят из «Comedy Club», того же Галустяна, или Реву?

- Вы считаете, им не нужно учиться? А что Рева сделал, какие номера? Он хорошо изображает бабушек? И всё? Это смешно, но он сделал из этого художественное произведение? Выпустил отдельный спектакль, или номер?

- Да я, в общем, за ним не слежу, может и сделал… А что, о достоинстве юмора судят по масштабу декораций?

- У вас сейчас невежественная позиция. Учиться каждому надо. И вам тоже надо. И, говоря, что им не надо учиться, вы выступаете их апологетом. Раз вам учиться не надо, мне не о чем с вами говорить! Я вам не собирался полемическое интервью давать. Если у меня возникнет необходимость в таком интервью, я дам его профессионалам нашего жанра. У нас есть два таких доктора искусствоведения, которые понимают в этом. Меня об интервью просят все без исключения газеты. Каждую неделю. А я этого не делаю.

- Но Вы не так давно встречались с блоггерами, отвечали на довольно откровенные вопросы.

- Да встречался. Мне было интересно понять культурный уровень людей, которые ведут дневники в интернете. Меня заинтересовала эта публика. Я их изучал.

- Прямо, как Воланд!

- Я не Воланд, и они не народ, но нам было интересно. Я изучил, сделал свои выводы, они свои.

- Если спрошу, кто какие выводы сделал, опять обидитесь?

- Вы даже не представляете, до какой степени! Не нужна мне ни партия, ни её сайт. Ничего не нужно. Вы мне позвонили и спросили, что я хочу пожелать новому мэру. А я неравнодушный гражданин и служу своему народу всю жизнь. Как могу, отдаю свои силы. Хочу, чтобы люди улыбались, и делаю это по мере своих скромных способностей. Мне не нужны партии, не нужны награды, мне ничего не нужно! И будьте счастливы, дай вам Бог здоровья! Зачем, вам разговаривать с незначительной фигурой, которая в подмётки не годится даже «Comedy Club»? Дай им Бог здоровья! Они меня совершенно не раздражают. И учиться им не нужно. Наоборот, мне нужно поучиться у них. Правда, не знаю чему.

- Да, чем же я вас так рассердил? Вроде бы с полным уважением…

- У нас в стране вообще не уважают комиков. Это неблагодарная профессия, не дающая ничего, кроме радости творчества. Обратите внимание, что комиков рождается очень мало. Драматических больше, балетных даже больше. И при этом, юмористам не ставят памятники. Даже Никулину на Цветном бульваре памятник поставил сам цирк. А где памятник, например, Райкину? Где улица Райкина? Мы считаемся низменным искусством. А вот в Америке это благодарная профессия. Там комиков считают явлением, каждый ценится на вес золота.

Когда великому Бобу Хоупу исполнилось 90 лет, к нему на юбилей пришли все живые президенты! Потому что он дарил радость своему народу. И вся страна чествовала его как удивительное явление природы.

- Так мы же с этого и начинали разговор! С того, чтобы Путин с Медведевым, почествовали Вас, как удивительное явление. А Вы сказали, что вам это не нужно.

- Ну, я же не Боб Хоуп. Я маленький рядовой человек. Мне никогда не приходила в голову такая нескромная мысль встречаться с президентом. Хотя, я понимаю, такое внимание приятно.

Власть могла бы помочь только с одним, с концертным залом в Москве. Не надо гадать, где строить новый, надо его вернуть туда, откуда взяли. Никто не имел права совершать такой поступок и ломать концертный зал «Россия». Ни Лужков, ни кто-либо другой. Надо было посоветоваться с москвичами.

Сейчас вы, власть, советуетесь, убирать Церетелевский памятник, или не убирать. Это фарс! Верните нам зал, который забрали! И верните нам упущенные годы. И извинитесь. А то получается, что увольняете, а никто ни за что не отвечает. Очень хорошо устроились. Хо-хо-хо.

Понравилось ли вам это сообщение? Если у Вас есть, что сказать по этому поводу, можете оставить свой комментарий ниже и продолжить обсуждение, или подписаться на рассылку, чтобы быть в курсе всех новостей по этой теме.

Комментарии читателей

Комментариев нет.

Оставить комментарий

(обязательно)

(обязательно)